Гражданское население на Вольской улице. Варшава, август 1944. Источник: Википедия
Гражданское население на Вольской улице. Варшава, август 1944. Источник: Википедия
15 сентября 2022

Резня на Воле 1944 года. Геноцид без наказания

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Как в течение трех дней нацисты убили несколько десятков тысяч жителей одного варшавского района.

Каждого жителя следует убить, никаких пленных брать не разрешается. Варшаву нужно сровнять с землей, и таким образом должен быть создан устрашающий пример для всей Европы.

Приказ Адольфа Гитлера и Генриха Гиммлера от 1 августа 1944 года

1 августа 1944 года в 17 часов в Варшаве вспыхнуло восстание. Целью его было освобождение города от пятилетней немецкой оккупации перед лицом приближавшегося советского наступления. Помимо военной цели перед его руководителями, как гражданскими, так и военными, стояла цель политическая — встретить входящую Советскую армию, будучи хозяевами города, администрацией, подчиненной легальному правительству Польской Речи Посполитой и осуществляющей власть на польской территории.

В ответ на известия о боях в Варшаве Гитлер издал преступный приказ, в соответствии с которым всех жителей должны были уничтожить, а город полностью разрушить. Это означает, что в его планы входил широкомасштабный геноцид — на рубеже июля и августа в Варшаве проживало около 900 тысяч человек.

Цель таких действия была ясна — окончательно сломить польский народ, чтобы он был неспособен восстановиться. Как сказал 1 августа Гиммлер во время разговора с Гитлером:

Генрих Гиммлер

Мой фюрер, момент неприятный. Однако с исторической точки зрения это благословение, что поляки так поступают. В течение пяти-шести недель мы разгромим их. И тогда Варшава — столица, глава, интеллект некогда шестнадцати-, семнадцатимиллионного народа поляков — будет стерта с лица Земли. Того народа, который уже семьсот лет преграждает нам доступ на Восток и, начиная с первой битвы при Танненберге, крупное сражение между российскими и германскими войсками в ходе Восточно-Прусской операции Первой мировой войны (26–30 августа 1914 года) постоянно стоит у нас на пути. Тогда польская проблема для наших детей и для всех тех, кто придет после нас, а даже уже и для нас более не будет сколько-нибудь крупной исторической проблемой.

Поначалу повстанцы в Варшаве владели инициативой — немецкие силы под командованием генерала Райнера Штаэля, размещенные в городе, были слишком слабы, чтобы одолеть повстанческие отряды. Однако вскоре с Запада пришло подкрепление — командование всеми немецкими силами принял генерал Эрих фон дем Бах, а боевой группой, наносившей удар по городу, командовал генерал Хайнц Райнефарт.

Именно части Райнефарта, составленные из вермахта, полиции, СС, коллаборационистских формирований и групп преступников атаковали Варшаву утром 5 августа. Первым районом, принявшим на себя этот удар, была Воля — часть города, наиболее сильно выдававшаяся на запад.

Этот промышленно-рабочий, густонаселенный район в последующие дни стал местом систематической, бесчеловечной операции по истреблению. По имеющимся оценкам, лишь в течение трех дней (5–7 августа) немецкие формирования в ходе организованных казней уничтожили от 25 до 50 тысяч жителей Воли. Подчиненные Райнефарту части добросовестно выполняли приказ Гитлера и Гиммлера, особенно в первый день, в т.н. черную субботу, когда было убито не менее 20 тысяч человек. Жертвами в большинстве своем становились женщины, дети и пожилые люди, поскольку многие молодые мужчины ушли сражаться в восстании.

«Что мне делать с задержанными? У меня меньше боеприпасов, чем пленных», — докладывал вечером 5 августа Райнефарт командующему 9-й Армией генералу Николаусу фон Форману. Казни производились в пунктах массового уничтожения, а также в многочисленных дворах и скверах. Людей выгоняли из домов, здание за зданием, методично, не пропуская даже самых незначительных строений. На глазах матерей гибли дети, на глазах детей — родители. Не щадили ни пациентов и персонал больниц, ни священников, монахов и монахинь. Погибали беременные женщины.

Гражданские, убитые на Воле. Варшава, август 1944. Источник: Википедия

В массовых казнях уцелели немногие. После каждого нового залпа палачи скрупулезно проверяли груды тел и добивали раненых. Шанс выжить оставался лишь у тех, кому как-то удавалось скрыть тот факт, что они не погибли во время расстрела. Необыкновенно трагический пример чудом выжившего человека — Ванда Фелиция Лурье, известная как «Варшавская Ниоба». Ниоба — персонаж древнегреческого мифа, многодетная мать, все дети которой были убиты. В августе 1944 года она была на 9-м месяце беременности, вместе с ней находилось трое ее детей в возрасте 3, 6 и 11 лет. После войны она вспоминала:

Ванда Фелиция Лурье

Дети шли, смотрели по сторонам и молились. При виде убитых старший кричал, что и нас убьют. В какой-то момент стоявший позади нас украинец так обычно называли всех эсэсовцев из восточных коллаборационистских формирований выстрелил старшему сыночку в затылок, следующие выстрелы поразили младших детей и меня.

Несмотря на тяжелые ранения, Ванда Лурье выжила. По ее воспоминаниям, она два дня пролежала под грудой тел других жертв, и ей не хотелось больше жить, зная, что ее трое детей погибли. Однако нерожденный сын пошевелился в утробе и придал ей волю к жизни. Она выбралась из-под трупов, но вновь была схвачена и попала в пересыльный лагерь в Прушкуве, где 20 августа родила сына, которого назвала Мстиславом.

Тоталитарная немецкая машина не останавливалась на уничтожении людей. Нацистам важно было стереть с лица земли любые следы памяти о жителях Варшавы, которых они массово истребляли. Еще и поэтому был создан специальный отряд Verbrennungskommando Warschau, Кремационная команда Варшава составленный из польских заложников, задачей которого было сжигание тел убитых. Вот как впоследствии вспоминал об этом один из тех, кого насильно включили в такой отряд:

Ян Грабовский

Трупы мы носили в две кучи, до сумерек. Одна груда была длиной около 20 м, другая — 15 м, шириной около 10 м, высотой до 1,5 м, настолько высоко, чтобы можно было забросить тело.

Яну Грабовскому было тогда 33 года, и он только что потерял в ходе казней жену, сына и дочь.

Сжигание тел преследовало еще одну цель — сокрытие масштаба преступления. Немцы прекрасно знали, что произошло, когда они обнаружили свидетельство советских преступлений — массовые захоронения в Катыни, и не хотели, чтобы массовое уничтожение, которое они совершали в Варшаве, полностью вышло на явь.

В последующие дни интенсивность преступлений немцев ослабевала. Мы не располагаем никаким указанием на то, что приказ Гитлера и Гиммлера был формально отменен, но тем не менее в последующие дни он явно выполнялся не с таким ожесточением, как 5 августа, а после 7 августа был фактически заменен выдворением гражданского населения Варшавы в пересыльный лагерь в Прушкуве. Там людей сортировали и отправляли либо в концентрационные лагеря, либо на принудительные работы в Германию, либо же рассеивали в глубинке Генерал-губернаторства. административно-территориальное образование на части территории Польши, оккупированной нацистами Это не означает, что в Варшаве больше не совершалось преступлений или массовых казней, однако в уничтожении людей уже не было ни такого масштаба, ни такой систематичности. Поэтому другие районы Варшавы не пострадали так сильно, как Воля, хотя в них тоже совершались массовые убийства гражданских лиц — в первую очередь это касается Охоты, где орудовали части Русской освободительной народной армии под руководством бригаденфюрера СС Бронислава Каминьского.

Строительство баррикад на Воле. Варшава, август 1944. Источник: Википедия

Варшавское восстание продолжалось более двух месяцев. Оно закончилось подписанием соглашения о прекращении боев 2 октября 1944 года. На его основании все жители должны были покинуть город, а повстанцы отправиться в лагеря для военнопленных — шталаги и офлаги. Шталаг — немецкий лагерь для военнопленных из рядового состава, офлаг — лагерь для военнопленных офицеров. После изгнания всего населения столицы (в городе осталось менее тысячи человек, прятавшихся в руинах — тех, что, опасаясь немцев, решили не покидать Варшаву) город был подвергнут систематическому разграблению и разрушению, с особым вниманием к памятникам, объектам исключительного значения для культуры и идентичности польского народа. Считается, что в восстании погибло от 120 до 150 тысяч гражданских лиц и от 15 до 18 тысяч повстанцев.

После войны ни один из немецких преступников не был осужден за резню, совершенную на Воле. Это произошло несмотря на то, что историки сразу после войны начали документировать преступления, совершенные немецкими частями, прокуратура собирала многочисленные показания свидетелей, а сразу же в 1945 году возникла Главная комиссия по расследованию немецких преступлений в Польше.

Символичной фигурой в этом контексте является сам Хайнц Райнефарт. После войны он не только не понес наказания, но пользовался большим признанием и популярностью. Он жил в ФРГ, был депутатом ландтага в Шлезвиг-Гольштейне и бургомистром городка Вестерланд на острове Зюльт — красивого морского курорта. До самой смерти в 1979 году он оставался уважаемым юристом.

После окончания войны польские и немецкие прокуроры несколько раз пытались добиться, чтобы Хайнц Райнефарт предстал перед судом. Самой серьезной попыткой привлечь его к ответственности за преступления в Варшаве было следствие, которое в 1961–1967 годах вела прокуратура во Фленсбурге. Были собраны многочисленные улики, выслушано более тысячи свидетелей, произведен осмотр места событий. Много показаний дали солдаты, бывшие подчиненные Райнефарта, которые отрицали участие в преступлениях против гражданского населения, покрывали друг друга, давали недостоверные свидетельства. Как сказал один из них, Фридрих Гёкель:

Фридрих Гёкель

Мне не было известно ни о каком приказе фюрера или Гиммлера относительно того, чтобы сровнять Варшаву с землей. Не давалось никаких указаний, как поступать с пленными. Я не был свидетелем расстрелов. Во время боев мы, типичным для войны образом, сражались с вооруженными повстанцами, однако пленных мы отправляли в тыл.

В конце концов, в 1967 году, следствие было прекращено. Райнефарту даже не предъявили обвинения. По мнению прокуратуры, не было возможности доказать, что он лично принимал участие в убийствах гражданского населения или что это осуществлялось по его приказу либо с его разрешения. Сам он так и не признал свою вину, утверждая, что не сделал ничего плохого. Ведущееся в отношении него следствие он считал ничем не обоснованным преследованием, которого он не заслужил.

Хайнц Райнефарт

В результате этих двадцати лет процесса, самого долгого, о котором я слышал, у меня случился инфаркт. Но мне нанесло вред не столько ведущееся против меня следствие, постоянная неопределенность в течение столь долгого времени — сколько то, что мне приходилось видеть, как это переживает жена. Она не знала ничего, помимо того, что я ей рассказывал, и вдруг это обрушилось на нее, и она двадцать лет постоянно жила этим, этой неопределенностью, что со мной будет. Это овладело ей, стало психической нагрузкой. Дети также глубоко переживали. В свою очередь, я переживал, что они так переживают это.

Только в 2014 году в годовщину резни на Воле в Варшаву приехала Петра Райбер, тогдашняя бургомистр города Вестерланд. В своей речи она попросила прощения не только за преступления, совершавшиеся под руководством Райнефарта, но и за то, что местная общественность Вестерланда в течение многих лет игнорировала его вину и доверяла ему пост главы города.

Гражданское население по пути в пересыльный лагерь в Прушкуве. Варшава, август 1944. Источник: Википедия

Резня на Воле остается самой трагической страницей Варшавского восстания. Тем более трагической, что ее виновники так и не понесли ответственности за свои деяния. Если существует нечто худшее, чем преступление такого масштаба, как Резня на Воле, то это безнаказанное преступление. Об этом мы должны помнить, особенно сейчас, когда совершаются новые преступления, за которые придется предъявить счет.

Перевод Сергея Лукина

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Павел Укельский image

Павел Укельский

Политолог, историк. Заместитель директора Музея Варшавского восстания, научный сотрудник Института политических исследований, преподаватель…

Читайте также